прозапублицистикаархивконтакты

Вадик и башня

Вадик и башня

1

— Ты посмотри, даже до телевизора добралась.

Вадик кивнул на маленький дисплей, висящий на стене районного бара.

Его собеседник пожал плечами.

— Ну а чего ты хотел? Сейчас все как с ума посходили.

И ведь действительно все посходили с ума. Неделю назад на окраине только-только отстроенного микрорайона выросла красивая мерцающая башня. Первыми её заметили местные мамочки и привели туда деток в разноцветных дутых пуховиках, потому как решили, что администрация района поставила искусственную ёлку. Детки, конечно, расстроились — башню зачем-то огородили высоким забором, да так огородили, что пришлось любоваться ей на расстоянии.

Мамочки покружили вокруг да около, рассказали мужьям, понаписали жалоб в управу и группу жилищного комплекса. В управе пожали плечами (башня и башня, мы в дела застройщика не лезем), в группе обсуждение как обычно скатилось к оставленным у парадных мусорным пакетам, а прохожие начали то и дело фотографировать башенку и выкладывать её в Инстаграм.

Тут уж заинтересовались не только окраинные новосёлы. Огоньки на железном каркасе то переливались северным сиянием, то меняли цвет на лазерный красный. Люди захотели посмотреть на такую красоту вживую.

А как же посмотреть и не отметиться?

Фотографии башни заполонили городские теги. Через три дня она мелькала во всех социальных сетях. Русские рэперы снимали на её фоне новогодние клипы. Руководство «Голубого огонька» пыталось выбить проходку на территорию.

Андрей сидел с другом Димой в баре и ждал девушку, которая ушла фотографировать башню. Точнее, стоять в очереди из желающих сфотографировать башню: посреди высоток нашлось только два удачных ракурса и в узкие проёмы между домами не помещались все желающие.

— Сходил бы с ней, чего ты? — спросил Вадика Дима, гоняя по краешку тарелки остатки пюре.

— Бесит меня эта башня, вот чего! Все вокруг только о ней и говорят.

— Ну так и правильно говорят, она ж выглядит красивее главной городской ёлки. Ещё и биография у неё такая загадочная…

— Не доверяю я общественному вкусу, — признался другу Вадик, — И ещё знаешь… Я чего тебя позвал. Заметил я тут одну вещь…

Вадик действительно заметил что-то странное, потому что жил в доме напротив и последнее время мучился от бессонницы. Башня тревожно гудела по ночам, но ладно бы только башня… ночи напролёт до Вадика доносились восторженные крики фотографирующих горожан, которых за небольшую плату пускали к себе жители верхних этажей. От нечего делать Вадик пялился на нежданное чудо и пытался отыскать в его мерцании какую-то логику. Может быть, инопланетяне передают нам привет азбукой морзе? Тайный орден зашифровал послание своим сторонникам?

Но никакой логики он не обнаружил: цвета переливались случайным образом, фонарики моргали равномерно. Зато в пятницу Вадик заметил, что шпиль башни поравнялся с его третьим этажом. Если раньше Вадик смотрел на башню сверху вниз, то теперь она выпрямилась перед ним по стойке смирно.

— Она растёт, друг, — встревоженно прошептал Вадик, — Сегодня я даже верхушку рассмотреть не смог, она убежала на этаж выше!

— Прими снотворное, — Дима рассмеялся, — Или ко врачу сходи, пока совсем от бессонницы не поплыл.

— Не веришь мне, значит, да?

— Ты накручиваешь. Иди ложись. Завтра созвонимся.

Дима схватил со стула длинный фиолетовый шарф и обмотал им шею. Вадик подозрительно проследил за движениями друга.

— А куда это ты собрался? — спросил он, пока Дима доставал кошелёк и искал в нём сто рублей на чай.

— Да я… Познакомился тут с одной. Тоже хочет в очереди постоять. Дима виновато улыбнулся.

— Не волнуйся, Вадя. Сам выкладывать не стану, иду исключительно ради неё. Отдыхай! До завтра.

Вадик ничего не ответил. Молча расплатился с официантом, долго возился с клёпками на куртке и наконец звякнул дверью бара. Вдалеке виднелась толпа весёлых людей и пятнышки их ярких экранов. Вадик засунул руки в карманы и побрёл в сторону дома.

Не верят, значит, да… Кока-кола сменила в рекламе красный грузовик на башню, владельцы соцсетей публично заявили о рекордном количестве публикаций по хештегу #новогодняябашня. А она горит всё чаще и чаще, она всё выше и выше, она…

Вадик подошёл к безлюдному пешеходному переходу и почувствовал что-то неладное. Светофор по требованию загорелся через пару секунд и Вадик так и не успел понять, что же его смутило. Перешагнув через бежевую кашицу у обочины, он сердито потопал куда глаза глядят. Всё равно дома шумно и бликует эта гадина! Правительство недоумённо молчит, спецслужбы подозрительно бездействуют. Революция? Всемирный заговор?

Утонув во мрачных мыслях, Вадик и сам не заметил, как попетлял по новым дворам, проскользнул мимо недостроенных корпусов и неожиданно упёрся в массивный бетонный забор. Он поднял голову и посмотрел вверх. Над высоким забором извивалась колючая проволока, а над проволокой грозно нависала железная махина. Гулко щёлкали лампочки.

Вадик растерянно огляделся и двинулся вдоль забора. Глупо, конечно, но кто-то же там сидит? Как-то он туда попадает? Может, есть какая-нибудь лазейка? Проходная?

Забор тянулся вдаль, Вадик быстро устал. Недостроенные улицы не освещали и Вадик шаг за шагом погружался в темноту. Как назло, с неба повалил крупный снег, он ложился на землю ровным слоем и лип к зимним ботинкам. Наконец показалась последняя плита забора. Вадик, глубоко дыша, перебрался через сугроб и повернул за угол.

Он увидел небольшой тупик с закрытыми наглухо воротами. С этой стороны башни лампы не мигали, а горели ровным желтоватым светом. Под светом ламп на железном коробе сидел какой-то мужик и читал книгу. Услышав скрип снега, мужик почесал бороду и поднял глаза.

— Ты кто? — немного растерянно спросил у него Вадик.

— А ты?

— Я… Я Вадик.

— А я бездомный. А чего ты, Вадик, вышку не фотографируешь?

— Она меня бесит, — резко ответил бездомному Вадик, — А ты чего тут торчишь?

— Читаю сижу. Денег всё равно никто не даёт, людям не до меня. А тут хоть в глазах не мельтешит…

Вадик промолчал. Бездомный оглядел незваного гостя и степенно вернулся к чтению, шелестнув страницей.

Вадик опасливо обогнул бездомного и приблизился к воротам. Здесь почему-то навалило ещё больше снега. Створки железных листов цвета хаки соединял плотный сварочный шов. Ворота явно не открывались.

— Не видел, сюда кто-нибудь заходил? — спросил Вадик, обернувшись к бездомному.

Тот пожал плечами.

— Да вроде нет. Приходили утром какие-то… Редюсеры, что ли. Приняли меня за сторожа, требовали начальство. Шоу-шмоу… Иностранцы, с акцентом. Ушли ни с чем и даже мелочи не подкинули.

Вадик недовольно выдохнул. Раз уж продюсеры-редюсеры не попали, то и ему не судьба…

— А ты не заметил знаешь что?

— Что? — не поднимая глаз, спросил бездомный.

— Не подумай, что я сумасшедший. Ты не заметил, что башня… растёт?

Бездомный отрицательно помотал головой.

— Ну, ладно. Жаль.

Вадик сунул руку в задний карман джинс, выудил оттуда две десятирублёвые монеты и жетон на метро. Подошёл к бездомному и протянул сжатый кулак. Мужик удивлённо подставил ладошку, три монетки мягко упали в его засаленную варежку.

— Держи. С Рождеством, — произнёс Вадик, кивнул и покарабкался домой.

Заворачивая за угол, он услышал громкое и отчётливое «Спасибо!».

2

Вадик проснулся рано, около девяти. Он поспал бы ещё, но его разбудила криками девушка Оля. Вадик открыл глаза и увидел, как Оля нависает над ним с недовольной физиономией.

— Хватит спать, пошли со мной в очередь! Я там шестьсот восьмая!

— Не-не-не, — торопливо ответил ей Вадик, — Я туда не пойду ни за какие коврижки.

— Пойдёшь-пойдёшь! — возразила ему Оля — Вот зачем ты квартиру на третьем этаже купил? Не мог найти что-то повыше?

— Повыше подороже.

— Да там теперь разница в десять раз окупилась! Посещения забиты на неделю вперёд…

Оказалось, что фотографировались не только на балконе, но и в комнатах с панорамными окнами. Пока дамочки делали селфи на фоне башни, мужики создавали на камеру видимость, что владеют квартирой, где дамочки могут делать селфи на фоне башни. Новогодний банкет в такой квартире стоил полмиллиона рублей. Оля мечтала попасть туда хотя бы на десять минут. Для правдоподобности мужикам выдавали домашние футболки, джоггеры и тапочки. Работал гардероб и буфет.

Выслушав поток новостей от Оли, Вадик поднялся с кровати и вскрикнул. Значит, вчера ему не показалось, значит, он не переутомился… С кровати теперь можно было только спрыгнуть.

Возвращаясь от бездомного, Вадик понял, что его так встревожило: если раньше он тыкал пальцем в кнопку вызова зелёного света где-то на уровне груди, то теперь к ней пришлось тянуться на носочках. Снег добрался до колен, хотя синоптики не объявляли о превышении нормы осадков. Дверь парадного потяжелела, тесный холл стал просторнее, а маленькая студия на третьем этаже наконец-то приобрела высокие потолки.

Услышав вскрик, Оля припрыгала из ванной в одном чулке и с накрашенным глазом.

— Ты чего разорался?!

— Ты что, не замечаешь? — изумился Вадик — Всё стало каким-то… Большим!

— Ну да. Не знаю, — отвернувшись к зеркалу, ответила Оля, — У меня сейчас других проблем полно. Скоро стемнеет, а я ещё даже не одета. Очередь потеряю из-за твоего нытья!

Вадик ошеломлённо спрыгнул на пол и побрёл в ванную. Толстая зубная щётка неприятно елозила по дёснам, струя воды забрызгала майку. Пожарив в клубящемся дыму яичницу и налив себе из тяжёлой пачки апельсинового сока, Вадик посмотрел в окно и увидел середину башни. Теперь она переключалась медленнее, солиднее и переливалась загадочными космическими цветами. Внизу на заборе кто-то вывел чёрным баллончиком кривую надпись «Прогулки по верхним этажам. Селфи, экскурсии. Telegram 8 963 537-4…». Конкуренты закрасили последние три цифры синим.

Оля обиделась и убежала к очереди одна. Вадик хотел было послушать музыку, но для этого пришлось заходить в соцсети, а там… А там вместо привычного логотипа торчала новогодняя версия с башенкой. Вадик раздражённо захлопнул ноутбук, откопал на антресоли свои детские валенки и побежал к воротам.

За ночь снега навалило ещё больше. У входа в парадное дворник забыл лопату и Вадик, недолго думая, позаимствовал её до возвращения. Разгребая особо большие сугробы, он ловко добрался до светофора, ткнул лопатой в кнопку, но всё равно перебежал на красный. Дороги почему-то пустовали.

Путь до ворот занял около часа, Вадик вспотел в своём огромном пуховике и промочил ноги. То и дело ему, снежному диггеру, попадались запыхавшиеся дворники-узбеки в оранжевых и салатовых жилетках. Они разгребали снег и громко матерились на русском. По расчищенным траншейкам, подбирая брюки и придерживая парки, весело бежали горожане. В руках у детей Вадик замечал разноцветные плюшевые башенки.

У ворот ничего не изменилось — всё так же мягко светили бежевые огни, всё тот же бездомный сидел и читал книгу. Правда, теперь мужик выглядел на порядок здоровее.

— Я понял, — не поздоровавшись, заявил ему Вадик, — Это не башня растёт, это мы мельчаем!

Бездомный посмотрел на Вадика.

— Ты кто?

— Я… Я Вадик. Вчера приходил.

— Тот Вадик, вроде, постарше был.

Вадик оглядел себя сверху вниз. И правда, похож на какого-то подростка или хоббита…

— Ну так я и говорю. Мельчаем!

Бездомный отложил книгу.

— Ну, ладно. Слышал? Башня потребляет много электричества, управа хочет часть ламп запитать от ваших домов. Только вот вход не нашли, замело тут всё. А ты как-то пробрался…

Вадик пару раз шмыгнул носом и поправил съезжающую шапку.

— Ладно, есть и хорошие новости. Раз ты, как ты выразился, мельчаешь — значит, теперь пролезешь внутрь.

Бездомный спрыгнул с короба, отогнул железную скобу и рванул её на себя. Со скрипом открылся тяжёлый люк.

— Поместишься?

Вадик осторожно подошёл к коробу и заглянул внутрь.

— А там что?

— Вход на территорию. Ты же искал? Тебе же надо?

Вадик поспешно закивал и бросился в короб как в омут. За люком светился короткий тоннель. Вадик прополз несколько метров по-пластунски и выкарабкался наружу.

Вокруг башни почему-то не лежал снег, Вадик ступил на ровный утоптанный наст. Железные сваи дрожали от равномерного гула, издаваемого роем неведомых пчёл. Вадик попытался подойти к башне вплотную, но его оттолкнула неведомая сила. Вадик не разбирался в физике, но предположил, что это магнитное поле.

К его разочарованию, башня стояла сама по себе, на первом уровне не нашлось ни центра управления, ни котельной — ничего. Не имея возможности пройти башню насквозь, Вадик двинулся по часовой, смотря вверх. Лампы громко щёлкали, где-то вдалеке слышались восхищения людей. Потрескивали новогодние фейерверки.

Обогнув башню по кругу, Вадик заметил толстый белый провод, для конспирации припорошенный снегом. Он расчистил небольшой островок и посмотрел на этого электрического питона, ползущего по земле. Судя по всему, кабель питал злосчастную башню, но такой провод и топором не перерубишь… Нужна какая-то специальная техника. Но как её протащить через короб? Сюда и по воздуху-то не залетишь, башня оттолкнёт любого желающего. Всё продумано, ёлки-палки…

Вадик попытался отследить, куда ведёт кабель. Наверное, он тянется к Смольному или до конспиративной квартиры каких-нибудь злодеев, но Вадик всё равно дойдёт до конца, прорубит себе путь лопатой для снега, потому что ну какой смысл жить в мире, где любой светофор станет непреодолимой преградой?

Оказалось, что провод ныряет в тот же тоннель, через который Вадик залез на территорию. Пыхтя, Вадик обнял провод и полез обратно к воротам, но у самой дверцы, у нижней петли, кабель нырнул под землю. Вадик ощупал замёрзшую почву, обиженно крякнул и вылез наружу. Бездомный стоял у короба с рюкзаком в руке и смотрел на башню. Жёлтый свет неожиданно сменился на ультрафиолетовый.

— Ну чего там? — равнодушно спросил он Вадика.

— Кабель нашёл. Под землю уходит.

— И что ты теперь думаешь делать?

— Копать! — Вадик поискал глазами дворничью лопату.

— Такой лопатой много не накопаешь… — засомневался бездомный.

— Ну а я всё равно буду!

Вадик обхватил черенок замёрзшими руками и начал расчищать снег вокруг короба. Бездомный, по-прежнему глядя на ультрафиолетое сияние, забросил рюкзак за спину.

— А знаешь, что мне нравится в Германии? Там на Рождество у магазинов круглосуточно горят витрины. Можно сидеть под окном и читать книгу. А у вас тут красиво, но как-то темно ночами…

Вадик, не переставая махать лопатой, поднял глаза на бездомного. Чего это он? Из-за летящего во все стороны снега Вадик разглядел только размытый силуэт. Бездомный, вроде бы, обрёл прежние пропорции. Тоже измельчал?

Неожиданно лопата ударилась о что-то железное. Вадик упал на колени и расчистил снег руками. Из под земли в небольшую железную коробку тянулся толстый белый кабель. Вадик ощупал коробку и обнаружил на крышке разъём для чего-то круглого.

— Ладно. Я, на самом деле, хотел, чтобы вы совсем мелкими стали, как муравьи, — произнёс откуда-то сверху бездомный, — Надоели вы мне, не умеете вовремя останавливаться. Нет чувства меры. Но тебя здесь увидел и решил подождать. Раз ты пришёл эту башню выключить, значит, работает система. Ты правда, один такой. Но — какая-никакая, а конверсия…

Вадик захотел обдумать сказанное, но его кто-то остановил. Сквозь оседающую снежную пыль бездомный протянул Вадику рычаг с чёрной лакричной ручкой.

— Держи. Вставь, поверни и на себя дёрни. Только посильней. Вадик забрал из тёплых рук рычаг, сунул его в разъём до щелчка и сильно рванул на себя. Башня гулко лязгнула, эхо тут же умчало грохот куда-то к высоткам. Спустя секунду мягко потухли лампы. Район погрузился в кромешную тьму.

— Бывай, Вадик. Спасибо, что не измельчал, — произнёс бездомный, скрипнул снегом для приличия и пропал.

Неведомая рука аккуратно отпустила мозг Вадика. Голову тут же заполнили тревожные мысли. Где лопата? Как в такой темноте её найти? И как вообще добираться теперь домой?!

Вадик поднялся на ноги, сделал два шага вперёд и не ощутил сугробов под ногами. Он попятился до забора и аккуратно пошёл вдоль него приставными шагами. Завернув за угол, Вадик зажмурился на несколько секунд и резко раскрыл глаза.

Вдалеке одиноким красным огоньком горел знакомый светофор. Вадик, не глядя под ноги, побежал на этот родной огонёк. Приблизившись к светофору, он уверенно ткнул пальцем в кнопку, расположенную на уровне груди.

Окна новостроек тут же вспыхнули огнями и где-то вдалеке заиграла громкая рождественская музыка.

3

— Какие планы на сегодня? — весело спросила Оля, обхватив Вадика за плечи.

Он стоял у окна и слушал, как у парадного заливисто смеются дети.

— В строительный надо сходить… За лопатой.

Оля вопросительно посмотрела на Вадика, но он лишь отмахнулся:

— Не обращай внимания. Потом расскажу. Пошли лучше во двор. Посмотри, какая там красота.

На середине площадки стояла пушистая ёлочка, переливающаяся космическими цветами. Дети бегали вокруг щёлкающих лампочек и кидались друг в друга снежками.

— Хорошо, что ты купил квартиру на третьем этаже — сказала Оля и прижалась щекой к плечу Вадика, — Ёлка отсюда как на ладони.