прозапублицистикаархивконтакты

Суси

Пятница, 18:59. Телефонный звонок

— Сергей, добрый день! Меня зовут Анастасия, звоню подтвердить ваш заказ.

— Здравствуйте, Анастасия.

— Вы заказали набор «Филадельфия XXL», пиццу «Валенсия» и… секундочку… Клюквенный морс. Верно?

— Да, всё верно.

— Оплата онлайн прошла успешно. Проспект героев Революции, дом шестьдесят два, вторая парадная, квартира тридцать шесть — по этому адресу доставляем?

— Да, всё верно.

— Доставку оформляем на ближайшее время?

— Да, на ближайшее.

— Хорошо. Ожидайте курьера в течение часа. Спасибо и заранее желаю вам приятного аппетита!

— Спасибо, Анастасия.

— Хорошего вечера, до свидания.

— До свидания.

19:55. Звонок в домофон

— Да.

— Здравствуйте. Курьер, «Вкусный ужин».

— Открываю. Десятый этаж.

Сергей нажимает на кнопку и бежит в зал за одеждой. В парадной тихо, слышно даже, как курьер садится в лифт на первом этаже. Потасканный ремонтами Otis поднимает его наверх. Через минуту в дверь раздаётся глухой стук.

Сергей бросает футболку на пол и решает открыть дверь с голым торсом.

— Здравствуйте. Проходите.

В прихожую, пригнувшись, влезает длинный курьер. Копна рыжих волос удивительным образом сочетается с клетчатой рубашкой и широкими фермерскими джинсами.

— Так-с, — курьер поправляет кепку и аккуратно ставит сумку на паркет, — У вас «Филадельфия XXL»… Держите (протягивает целлофановый пакет). И пицца «Валенсия».

Сергей берёт коробку в руки. Через картонное дно на ладонь сочится тепло пиццы с говядиной и соусом барбекю.

— С вас тысяча сорок рублей.

— А… Знаете, а я уже оплатил. Карточкой, через сайт…

— Да? Эм, секундочку, — курьер, чертыхаясь, лезет в карман, — Сейчас, мне должны были прислать уведомление…

Сергей достает из кармана джинс айфон.

— Мне вот и смс пришла, я могу показать вам, что средства списались…

— Нет, не надо, я сейчас найду. Блин, повис, — курьер тыкает в кнопку разблокировки и трясёт смартфон, — Инет не ловит, что ли…

— Вот, смотрите, — Сергей открывает смс и тычет экраном под нос курьеру, — Списание прошло, всё хорошо.

20176; Pokupka; Uspeshno; Summa: 1040,00 RUR; Ostatok: 108596,77 RUR; RU/WWW.TASTYDINNER/TASTYDINNER; 19.08.2016 18:57:36

Курьер смущенно прикрывает ладонями смартфон.

— Хорошо, не волнуйтесь, я верю. Я вам верю. Всё хорошо. Спасибо, извините. Приятного аппетита!

— Спасибо… До свидания.

Тяжёлая дверь гулко хлопает за спиной курьера. Сергей слышит, как лифт уезжает вниз.

20:20. Телефонный звонок.

— Служба доставки «Вкусный ужин». Анастасия, здравствуйте!

— Здравствуйте, девушка. У меня тут проблема небольшая с заказом…

— Я внимательно слушаю!

— Я заказывал набор на героев Революции шестьдесят два…

— Да, я вас помню. Что-то не так?

— Да, знаете, вы не положили мне соевый соус.

— Соевый соус?

— Да, соевый соус. Я извиняюсь, просто до магазина пешком не дойти, а на машине я не могу — выпил…

— Конечно-конечно! Извините, пожалуйста. Я перезвоню Вам через несколько минут, хорошо?

— Буду ждать.

20:24. Телефонный звонок.

— Да, Настя…

— Лёш, ты же на героев Революции шестьдесят два пиццу с сушами отвозил?

— Да, я. Что-то не так?

— Там клиент жалуется, что ему не положили соевый соус. Отвезёшь?

— Хм… А у него что, соевого соуса в холодильнике нет?

— А с чего ты решил, что он у него должен быть?

— Да ты бы видела, как он живёт… И чего он только нас заказал, мог бы в ресторане поесть.

— Лёша, у него нет соуса. Возьми из заказа на Кандинскую, мы там всё равно им лишний положили.

— Слушай, ну сделай ему скидку. Я уже на КАД выехал. Не я же соус забыл…

— Нет, не ты забыл, повара забыли.

— Ну так скажи поварам, пусть они сами отвезут. Вы ж уже ближе, чем я…

— Лёша! Ну как я им скажу, ты же знаешь, они по-русски не разговаривают! Отвези, пожалуйста, мы посчитаем тебе как полноценный заказ. Довольный клиент важнее всего.

Тишина…

— Лёш?

— Ну ладно, ладно. Отвезу. Через полчаса позвоню.

— Спасибо, Лёшенька!

Короткие гудки.

20:54. Звонок в домофон

— Да!

— Здравствуйте. Доставка, соусы привёз.

— Проходите.

И снова Алексей забирается в прихожую. В руках у него две прозрачные баночки с соевым соусом. На этот раз Сергей встречает его в трусах. Его глаза блестят, на лице играет ироничная улыбка.

— Спасибо! Слушай, друг, а как тебя зовут?

— Алексей…

— Лёха, значит. Не хочешь выпить, Лёха?

— Нет, я знаете, я за рулём.

— А, за рулём… Ну чаю тогда что ли, хотя бы. Десять минут, а? Устал же наверн…

Алексей окидывает взглядом квартиру. Прямо-таки каталог Икеи: однотонные обои, белые шкафы, на паркете лежит коврик, стилизованный под овечью шкуру. Если узнают о панибратстве с клиентом… А что они сделают? Да и как узнают?

— Ну… Если только десять минут, — Алексей тыльной стороной ладони опирается о стену и сковыривает кроссовок.

— Отлично! — Сергей разворачивается и направляется в комнату, — Чёрный, зелёный?

— Чёрный. Две ложки сахара. А где руки можно помыть?

— Слева от тебя дверь.

Алексей заходит в ванную комнату и протягивает руку в поисках выключателя. Свет зажигает автоматически. Плитка такая гладкая, холодная… Курьер надавливает на матовый флакон с жидким мылом. Тщательно моет руки.

— А какое полотенце взять?

— Любое!

Алексей берётся за краешек белого, но замечает, что под ним висит аляповатое розовое. Он насухо вытирает руки и проходит в комнату.

Сергей сидит на высокой табуретке за бамбуковым столом. На столе разложена «Филадельфия XXL» и пицца. Посреди ужина возвышается бутылка водки Suum.

— Присаживайся, Лёха. Может, всё же махнешь рюмаху, а? — Сергей кивает на бутылку водки.

Алексей сглатывает в горле ком, но отказывается. Suum — это не «Славянская» конечно, но…

— Увы, только чай.

— Ну а в чай коньячку, да?

— А что, добавили коньячку?

— А что, стоило добавить?

— Нет-нет! Я же говорю, мне нельзя…

Алексей отхлёбывает чай. Вкусный, с мелиссой или бергамотом. Правда, хозяин забыл его подсластить…

Сергей первым разгоняет тишину.

— Лёха, ты мне вот что скажи! А как ты стал курьером?

— Я… А можно меня Алексеем называть? Я учитель, на самом деле. Курьером так, подрабатываю по выходным.

— Стой, так сегодня ж не выходной! — Сергей изумленно опрокидывает в горло стопку водки, и, зажмурившись, зажёвывает её роллом.

— У меня методический день. Что ж вы роллами закусываете, разве вкус не теряется?

— Да плевать! Жена постоянно их жрёт, вот и меня подсадила, — Сергей пододвигает к Алексею контейнер с роллами и выдаёт палочки, — Ешь, если хочешь. Там сыр какой-то, он вкус водки хорошо перебивает. Я водку не переношу, надо её чем-то заедать.

Алексей смотрит на роллы, но не решается взять палочки, хоть у него урчит в животе.

— Слушай, вот ты женат?

— Не женат, с девушкой живу. Я думал, вы вообще не пьете…

— Послушай, вот и не женись никогда! Погоди. А с чего ты взял, что я не пью?

— Ну, — Алексей смущенно смотрит на оголенный торс Сергея, — У вас форма хорошая. Я думал, спортсмен… У нас, знаете, часто вечером спортсмены заказывают. Ну, не пиццу, конечно, хотя и пиццу бывает.

— Хех! — Сергей, поначалу настороженно воспринявший внимание курьера к своему телу, смеётся, — Чтобы умереть молодым и красивым, Лёха, надо тренироваться по будням, бухать по выходным и много нервничать по мелочам. Мне удаётся. Нервничать в основном из-за жены. Поэтому и говорю — не… Ты выпить не захотел?

— Нет, не захотел, — Алексей ерзает на стуле и держит кружку двумя руками, — и я просил называть меня Алексеем.

— А, ну да. Так вот, Л… Алексей. У меня жена — дёрнутая. Взяла сегодня с утра кота и свалила куда-то. И как думаешь, из-за чего? Из-за того, что я домой поздно прихожу! Прикол, да?

Алексей явно чувствует себя неуютно. Он оглядывает комнату и натыкается взглядом на книжный столбик. За начисто вымытым стеклом виднеется розово-синее собрание сочинений Осипа Мандельштама.

— То есть я пашу как вол, ну, иногда заскочу с друзьями в сауну там или в бар. А она — «шляешься». А сама не шляется, нет, по бутикам своим? Дура…

— Вы Мандельштама любите?

Сергей поворачивается и окидывает взглядом шкаф.

— А… Не, это тёща притащила. У них тут квартира в каком-то стиле, книги подчёркивают интерьер и всё такое. Да и хрен бы с ней, с женой, вот кота забрала с собой — зачем? Знает, сука, что я его люблю и ревнует. Я ж последние три месяца тут сплю, на диване. Ну и кот приютился, урчит в ногах…

Алексей учтиво встаёт с табурета.

— Знаете, спасибо за чай, но мне пора.

— Кот гладкий такой, породистый… Но ласковый, как у бабушки в деревне. Да ладно, посиди ещё! Десять минут же не прошло.

Алексей делает шаг назад.

— Да нет, заказов много… Мне ещё на Кандинского ехать, там остынет всё.

— Я такси тебе вызову, не проблема. Посиди ещё чуток!

— Да я ж на машине… У нас своя… Мне пора.

— Ну, — Сергей берёт с барной полки вторую рюмку и ставит перед Алексеем, — без посошка точно не отпущу. Вот что хочешь делай.

— Да как же я, я ж говорил, я за рулём. Нет, спасибо… Вкусный, кстати, чай. Я пойду.

Сергей хватает Алексея за рукав рубахи.

— Да обычный чай. А водка необычная! Подарок от директора холдинга, таких всего двести пятьдесят штук. Давай, садись, Лёха, надо выпить. За кота там, за жену…

— Нет, не надо, отпустите, я пойду. Вы же воспитанный человек, что вы как агрессивно со мной!

— Лёха, садись! Выпьем! Ты вообще пробовал такую водку? Пьёшь, небось, Клинское какое-нибудь…

Лёха краснеет и разевает рот:

— Я. Не. Пью! Вообще! Мне нельзя! Немедленно отпустите меня, что за цирк! И я просил называть меня Алексеем!

— Да ты чего!? — Сергей изумленно дёргает его за рукав, — Как мужика же прошу, ну?

— Я не мужик! Я аспирант, я воспитанный человек! С меня хватит! — Алексей с силой вырывает рукав и разворачивается к коридору.

Сергей падает с табурета и опрокидывает роллы. Шатко поднявшись с паркета, он хватает бутылку водки и замахивается ей на Алексея, но бутылка, выскользнув из испачканных сыром рук, разбивается о стол.

Между тем Алексей, сунув под задник кроссовок большие пальцы, обувается, хватает пустую сумку и со всей силы хлопает дверью.

Сергей слышит, как в парадной открываются двери скрипящего лифта.

20:18. Телефонный звонок.

— Приёмный покой.

— Здравствуйте… Мне сейчас звонили, сказали, что у меня мужа привезли в травматологическое отделение.

— Фамилия имя отчество.

— Липатов Сергей Владимирович.

— Да, есть такой. Резаные раны рук и живота. Положили в стационар, двадцать шестая палата.

— Скажите, а когда его можно навестить?

— Завтра с шестнадцати до девятнадцати ноль ноль. Колбасу нельзя — у нас карантин.

— А кота можно?

— Что можно?

— Кота. Он кота очень любит, а я забрала… А я бы привезла. Он ласковый, как у бабушки в деревне…

— Женщина, какого кота, вы с ума сошли? У нас карантин!

Короткие гудки.