прозапублицистикаархивконтакты

Почта России

Почта России

Пришёл сегодня на почту, смотрю — в очереди сидит человек двадцать. Ну, заебись, — думаю — всё, как на родине, а, казалось бы, культурная столица. Подхожу к людям, спрашиваю: кто, мол, последний. А они мне так радостно: а никто, вон там талончик надо брать за банкоматом.

Ого! — думаю, — Всё-таки дошёл прогресс до почты России.

Подошёл к терминалу, почитал немного, ткнул в пункт «Отправить бандероль». Аппарат пошуршал и замер. Ну, я потупил минутку, а потом думаю: это ж Почта России, надо искать в самом неожиданном месте. Пошарил рукой под терминалом — ага, вот он, торчит из самого незаметного места. Специально для злых бабок придумали, наверное.

Сел на скамеечку, жду. Два счастливчика быстро отправили письма и во мне затеплилась надежда, что надолго я тут не задержусь. Увы, через три минуты все работницы почты дружно встали и ушли в отсек с посылками. Туда же завалился какой-то дед в шофёрской кепке и все они потащили на улицу мешки с посылками. Вот тебе и реновация.

Таскают они, значит, эти мешки, а мы сидим и смотрим. «Тупо как-то. Пошли поможем» — говорит мне парень в кожанке. Ну, пошли поможем, отчего бы не помочь?

Подходим мы к этим тёткам: эй, дамы, давайте мы вам быстренько перекидаем всё в грузовик, а вы нам посылки оформите. А тётки поворачиваются и начинают верещать: отойдите, мужчины, а то сейчас полицию вызовем. А мы ж по-человечески, чего полицию-то сразу? У нас инструкция — говорят. Хуюкция — с досадой бросает им парень в кожанке и садится обратно.

Подождали ещё минут двадцать. Тётки перекидали мешки и, переваливаясь, вернулись обратно.

Ладно, что тут долго говорить, подошла моя очередь. Здравствуйте (подхожу), мне бы бандероль отправить. Отправляйте — отвечают мне в окне.

Тут я подрастерялся, но тётка, видимо, сжалилась надо мной. Держите конверт, заполняйте, кому справа снизу, от кого слева сверху, да смотрите не перепутайте.

Заполнил. С вас, говорит, сто пятьдесят рублей. Ну, я протягиваю карточку. Тётка смотрит на неё — это что? Карта, говорю, виза, пайпасс.

Тётка строго так очки сдвигает: мужчина, только наличные.

А у меня только сотка.

Ладно, говорю, не уходите только на обед, у вас тут банкомат прямо внутри. Сейчас сниму.

Засовываю карту, ввожу пинкод. Хлоп — вылетает синий экран. Всё, крах. Понуро плетусь к тётке в окне: всё, говорю, приехали, давайте бандероль обратно, карточку зажевало.

Тут уж парень в кожанке не выдержал. Братан, — говорит, — я заебался ждать, пока ты там форму эту заполнишь, сейчас она тебя ещё отказ какой-нибудь заставит написать страниц на двадцать и будет перепечатывать его одним пальцем до столетия октябрьской революции. Давай я тебе этот полтос накину, а ты мне на телефон переведёшь.

Ну, тут уж инновации меня не подвели! Перевёл ему пятьдесят рублей через Сбербанк Онлайн, а потом, когда вышел с трекинг-номером в руках и побежал оттуда подальше, накинул ещё полторы сотки с пометкой «На пиво. Спасибо, выручил!».

И солнце так ярко светит, и птички уже щебечут в прохладных скверах, и кажется, что нет никакого ада на земле с синей вывеской и пыльными картонными коробками.

Пришёл в офис, открыл Телеграм, пишу знакомому: «Привет, отправил тебе бандероль. Два часа простоял! Держи фотку чека, там трек-номер есть».

А знакомый мне отвечает: «Идиот. У меня фамилия Пшеницын, а не Пчелинский!».

А обратный адрес я не указываю. Я параноик.

Ну вот что со мной не так? Затеряется теперь посылка где-нибудь на Урале, вскроет её дед в сельском отделении: мало ли, водка или вещь какая заграничная.

А там две книги Горчева да варежки, которые знакомый у меня зимой забыл.

Ну, не выпьет, так почитает хоть.