прозапублицистикаархивконтакты

Фэтфоб

Председатель: Товарищи! Начинаем наше еженедельное цеховое собрание. Первым слово предоставляется Сергею Валерьяновичу Раздольеву. Прошу отнестись к заявлению Сергея Валерьяновича максимально серьезно.

Высокий худосочный мужчина лет сорока отирает пот со лба, приближается к стойке, глубоко вздыхает и прислоняется к микрофону.

СВ: Товарищи! На днях коллектив моего цеха (кивает головой в правый угол актового зала) обвинил меня в том, что я ненавижу полных.

Зал: Ууууу…

СВ: Подождите, подождите, товарищи! (одергивает потёртый пиджак) Я хотел сказать, что вы меня неправильно поняли. В наш век… (опускает взгляд на тумбу, где лежит смятая бумажка) навязывания стандартов красоты… (поднимает взгляд) очень легко запутаться и принять неправильную сторону. Полные, конечно же, ничуть не хуже нормальных людей!

Повариха Надя: Что значит «не хуже нормальных людей»? То есть полные ненормальные, так?!

Зал: Ууууу…

СВ: Да подождите же вы! Я не то хотел сказать. Ну, конечно, полные и худые равны! Мы все тут равны, все свои, вкалываем тут, как негры…

Водитель Арам: Как это — как негры? Это что — расизм?

Зал: Ооооо…

СВ: Да нет! (растерянно поворачивается к Председателю) Ну какой расизм, товарищи, ну вы же знаете… Я обычный человек, ко всем нормально отношусь.

Повариха Надя: (откусывая рогалик) Это ещё нужно доказать!

Председатель: Товарищи! Давайте не наседать. Дадим слово бригадиру.

Помощник берёт микрофон и относит в правую часть зала. Навстречу ему поднимается седеющий небритый мужик.

Бригадир: Значит, так… То, что Сергей прокомментировал фигуру нашей поварихи словами «полный пиздец» — это, конечно, возмутительно. Но до этого дня Сергей не имел никаких взысканий и в коллективе к нему относятся положительно.

Коллектив галдит и одобрительно кивает.

Бригадир: Мы уж было хотели ограничиться выговором. Но кульбит с негром…

Зал: Аааааа!

Водитель Арам: Он сошёл с ума, его нужно уволить!

Председатель: Товарищи, потише!

Сергей Валерьянович нервно глотает воду из стакана.

Бригадир: В общем, мы посоветовались и решили лишить Сергея премии.

Зал: Оооо!

Водитель Арам, хором с поварихой Надей: Мало! Две премии!

СВ: Дайте сказать! Дайте сказать!

Председатель: Товарищи! Еще одно предупреждение я и начну удалять из зала. Дайте сказать Сергею Валерьяновичу.

СВ: Товарищи, меня нельзя лишать премии!

Повариха Надя: Это, интересно, почему же?!

СВ: Понимаете… У меня завтра свидание. Чем я за даму заплачу?

Бухгалтерша Лена: А она что, сама за себя не заплатит? Ты что, сексист?

СВ, не обращая внимания: …ну и в конце концов, это несправедливо! Я про негра… Не расист я, ну как вы так можете! Я имел ввиду, что я тут пашу всеми днями! А вы меня премии…

Бухгалтерша Лена: Может, ты ей запрещаешь за себя платить?!

СВ, перекрикивая толпу: Я хотел сказать, что мы все тут пашем!

Повариха Надя: Как это пашем? Это ты нас за животных держишь, что ли?!

Водитель Арам (Наде): А ты что, считаешь себя выше животных, что ли?!

СВ (краснея и наклоняясь): Ну пожалейте вы меня, будьте людьми!

Повариха Надя: А сейчас не люди, что ли?!

Бухгалтерша Лена: А женщины вообще не люди, что ли?!

Зал: УУУУУ!

СВ: Ну я же нормальный!

Водитель Арам: Один ты нормальный? А мы ненормальные, да?!

СВ: ДА! ВЫ ВСЕ ТУТ… ЁБНУТЫЕ!

Зал взрывается. Бригадир с товарищами бегут к сцене с кулаками. Председатель выскакивает им навстречу и пытается остановить. Сергей Валерьянович хрипит и оседает на пол.

Председатель: Товарищи! Это непотребно! Ему нужна скорая!

Бригадир: Да за такие взгляды он до скорой не доживет!

Повариха Надя (пробираясь к выходу): Чтоб ты сдох там в своей больнице как собака! (кидает в Сергея Валерьяновича огрызок рогалика)

Водитель Арам: Не унижай собак, жирная тварь!

Повариха Надя: ЧТООО?! (бросается на Арама и начинает его душить)

Бухгалтерша Лена: (бежит к Араму сквозь ряды) Руки от женщины, ублюдок!

Все дерутся. Председатель наклоняется над Сергеем Валерьяновичем, достаёт телефон и набирает 03.

Председатель: Алло, скорая? Нам бы машину на экзоскелетный завод. В актовый зал. У нас тут инфаркт на товарищеском суде. (Смотрит на синего Сергея Валерьяновича). Только нам бы врача… Ну, знаете… Худого и русского.

В трубке что-то кричат.

Председатель: Постойте, я не фэтф… И не нац… Подождите! Алло?

В трубке звучат короткие гудки. Сергей Валерьянович хрипит и закатывает глаза.

Занавес.