прозапублицистикаархивконтакты

Модник

Модник

Вышел сегодня из метро на улицу неимоверно крутой: напялил тёмные очки, погладил поло с венком на груди, перебросил куртку через плечо — и неожиданно на мне лопнул ремень.

Чтобы вы понимали: при моей комплекции приходится затягивать ремень чуть ли не в два оборота, как он мог лопнуть, решительно непонятно.

Заметил я это не сразу, так что уверенно зашагал по проспекту под песни группы «The queens of the stone age». Иду и чувствую, как стремительно худею и вылезаю из собственных штанов, а сквозь музыку что-то подозрительно позвякивает внизу. Гляжу: ба! Бляха мотается где-то в районе паха, а за ней позорной змеёй волочится зелёная тряпичная полоска.

Да, ремень этот всё-таки меня наказал. Наказал за то, что я украл его пять лет назад в секонд-хенде. Ремень был военным, французским и стоил пятьсот рублей. В тот день у меня были пятьсот рублей, но я решил, что отдавать пятихатку за обычный аксессуар не революционно. Зашёл в примерочную и вырезал защитный магнит строительным ножом. Магнит спрятал под ковриком, а дырку зашил. И улыбался потом два дня злобно, ничуть не сожалея о содеянном.

Спустя пять долгих лет французский ремень всё же отступил. Я не удивлён. Французам вообще не стоит доверять после второй мировой.

Доковылял я с подобными мыслями до светофора, а оттуда прямиком в парк. Скатал ремень в ролик, бросил его в рюкзак, а сам засунул руки в карманы и потрусил побыстрее на работу, придерживая пальцами карманы.

И вот так всегда — нельзя навыделываться всласть! Идёшь, допустим, по улице: солнышко светит, руки в брюки, чёлку на бок воском поправил. Встречные девушки улыбаются, хихикают, а если две пройдут, то обязательно между собой перемигнутся и постреляют глазками. Красота!

В конце пути зайдёшь в общественный туалет, посмотришь в зеркало — а у тебя ширинка расстёгнута и оттуда торчит мятый край бежевой рубашки.

Наслаждайся, идиот.

Ты сегодня супер-звезда.