прозапублицистикаархивконтакты

Аквацентричность

Артём Сошников — о тяге русских писателей к водной стихии. Пост из телеграм-канала «Автономный Хипстер».

⚠️ Осторожно, спойлеры! «Патологии» Прилепина, романы Гузели Яхиной, «Патриот» Рубанова.

​​Заметил тенденцию — современные русские писатели очень любят топить своих персонажей. То ли данный способ умирания лучше всего ассоциируется с забвением, то ли сам процесс хорошо поддаётся прозаической обработке.

Герой «Патологий» Прилепина (если вы ещё не забыли роман, принесший комбату популярность) в финале падает с ребёнком в реку из-за автокатастрофы — и выплывает, спасая собственное дитя. В «Зулейхе» Яхиной по дороге в поселение вообще тонет две с лишним сотни человек, чуть позже комендант Игнатов становится калекой, бросаясь в Иртыш. В «Детях моих» уходит под воду председатель колхоза Гофман и главный герой Бах. В «Патриоте» Рубанова смерть настигает главного героя во время занятий сёрфингом.

И все описывают борьбу с водной стихией в деталях, обстоятельно. У большинства писателей герой в определённый момент глотает воду и она заполняет всё его нутро, разрывает лёгкие изнутри, в глазах темнеет, потом светлеет… Что там ещё?

Тут бы, конечно, поёрничать — мол, герои романов опускаются на дно вместе с книжным рынком 😏

Но никто из наших прозаиков и близко не подобрался к Амброзу Бирсу и его рассказу «Случай на мосту через Совиный ручей». Бирс непревзойдённо описал процесс умирания. Через тысячу лет антропологи новой цивилизации будут изучать по этому рассказу «представления homo sapiens о наступлении смерти во второй половине XIX-го века». Кстати, там герой тоже падает в воду.

P.S. Если внимательно посмотреть на обложки упомянутых мной романов, то предположение об аквацентричности русской прозы становится только крепче. У каждой обложки на том или ином издании изображена река.

Это, несомненно, заговор рептилоидов 🐸