прозапублицистикаархивконтакты

Депутат Елистратыч

«Надо бы спортом заняться, что ли» — подумал Сергей Елистратович, таща тяжёлое пузо по лестнице вверх. «И чёрт меня дёрнул пойти в общественную больницу».

Намедни у Сергея Елистратовича опять прихватило сердце. Персональный врач уехал в отпуск, ближайшая частная клиника закрылась на ремонт, а тут пресс-атташе Глеб возьми да ляпни — а сходите-ка вы, уважаемый Сергей Елистратович, в обычную городскую больницу. Пообщаетесь с народом, покажете человеческое лицо…

А в больнице сломан лифт, краска опадает со стен мелкой зелёной трухой и пузо такое тяжёлое, что тянет вниз к ступенькам. Сергей Елистратович отдышался после очередного пролёта, поднял раскрасневшееся лицо вверх и увидел перед глазами жирную цифру три. «Наконец-то. И куда это Глеб запропастился? Рядом же шёл».

Сергей Елистратович, борясь с одышкой, чинно проплыл мимо двери и вошёл в коридор. Перед ним расстилалась длиннющая очередь из самых разнообразных граждан. Завидев Сергея Елистратовича, все замолчали и в изумлении повернулись к нему. «Уважают» — подумал депутат и тихонько хмыкнул.

— Бааа! — завопила ни с того ни с сего старуха у кардиологического кабинета. — Моньяк!

Очередь громыхнула хохотом. Сергей Елистратович растерянно рассмотрел лица сидящих на лавках людей. В самом конце очереди пацанчик лет двенадцати хохотал как обезумевший и показывал пальцем на пузо депутата.

— Нахал!

Сергей Елистратович опустил взгляд вниз. Чуть ли не идеально круглый живот от холода покрылся пупырышками, а снизу (ааа!) болтался… «Да я же без штанов!» — ужаснулся Сергей Елистратович — «То-то все ржут надо мной, как кони! Я же надевал штаны!».

Сергей Елистратович ясно помнил, как натягивал эти поганые брюки сегодня рано утром: с треском и мычанием пытался втянуть пузо, сучил ногами и старательно сжимал ягодицы. Мечтал о том, как после врача он заедет в любимый итальянский магазин и купит себе новые, просторные, удобные штаны классического кроя.

— Сволочь! Уйди отсюда! Безобразие какое! Совсем обнаглел! — донеслось с разных сторон до Сергей Елистратовича. Депутат вспомнил про курсы публичных выступлений, сделал вид, что с ним всё в порядке и уверенно произнёс:

— Граждане! Давайте успокоимся. Здесь явно произошло какое-то нелепое недоразумение…

— Саша, ну чего ты смотришь! Иди разберись, не видишь, тут дети! — закричала рыжая толстая женщина на своего лысого мужа с похожим на разбитый чугунный утюг лицом.

Саша нехотя поднялся и, надвинув на глаза неандертальские надбровные дуги, вальяжно двинулся в сторону депутата.

«Дело плохо» — подумал Сергей Елистратович — «Куда ж Глеб-то запропастился?»

— Молодой человек, вы это прекратите. Это некорректно! — крикнул депутат неандертальцу.

— Ща прекрачу… — гопник поиграл скулами и нашарил что-то в кармане.

Сергей Елистратович как мог прикрыл краем рубашки пах, развернулся и неуклюже побежал. Гопник с криками бросился следом.

«Что же делать? Что же делать-то?!» — запаниковал Сергей Елистратович и начал судорожно метаться взглядом по коридору. Впереди замаячил тупик к широким витражным окном. «Ну не туда же?».

Внезапно перед депутатом распахнулась дверь кабинета. Сергей Елистратович, семеня, забежал внутрь и с силой захлопнул дверь.

«Не пущу! Второго не пущу!» — услышал он крики бабки, которая должна была зайти в кабинет вместо него.

— Что это вы себе позволяете, голубчик? — седой доктор в очках приподнялся с места и посмотрел на голый зад Сергея Елистратовича, — Спать удумали? А? Ну-ка встать! — доктор сорвал с глаз очки и грохнул ими по столу, — Встать!

Сергей Елистратович вздрогнул и открыл глаза. На него удивлённо смотрели старые надоевшие рожи чиновников. Во главе стола, держа в руках модные итальянский очки, сидел хмурый Губернатор.

— Встать и выйти вон! Живо!

Сергей Елистратович медленно поднялся, взял со стола кожаный блокнот. Внезапно окружающие захохотали. Губернатор открыл от удивления рот и вылупил глаза. Сергей Елистратович, обмерев, опустил взгляд вниз. Внизу, чуть прикрытый концами рубашки, болтался…

— ВОН!!! — что есть мочи заорал губернатор.

Сергей Елистратович закатил глаза и, чудом увернувшись от летящего на него стула, грохнулся в обморок.

Спустя какие-то секунды сквозь тугую хмарь пробился деликатный стук. Сергей Елистратович открыл глаза и увидел больничную дверь. Перед ней стоял его давний товарищ Евгений Владимирович, одетый в новый итальянский костюм.

— Как здоровье, Елистратыч? На вот, я тебе апельсинов принёс, — Евгений Владимирович поставил на стол большой пакет из премиального супермаркета.

— Женя… Женя, а… А что, собственно, случилось? — Сергей Елистратович оглядел блестящую палату.

— Ага, мне врачи говорили, что ты можешь ни хрена не помнить, — Евгений Владимирович встал у изголовья, — Задвинул ты вчера речь, Серёжа, ух задвинул… На открытии памятника. Всё, как учили. Про духовность там… Про тлетворное влияние Запада. Про наши ценности… Хотя какие наши, ты же еврей. Ну да ладно.

— Ну так и что?

— Как что? Засмеяли.

— Засмеяли?!

— Засмеяли!

— Почему засмеяли?

— Потому что памятник-то… Молодёжный!

Сергей Елистратович непонимающе притих. Евгений Владимирович слегка наклонился над ним.

— Ты вот что, Елистратыч. Ты пойми. Сейчас не четырнадцатый год, повестка уже не та. Электорат уже не тот… Запылились твои приёмы. Да и здоровье уже не железное. Раньше и не такое выносил, а тут — наорал и в обморок грохнулся. Может, тебе того? На отдых?

Сергей Елистратович поджал губы и отвернулся к окну.

— Мы тут подумали… Пора бы и преемника выбрать. Глеба, например? Он молодой, язык общий найдёт. А?

— Ступай.

Евгений Владимирович посмотрел на часы.

— Да, мне действительно пора. Давай, Елистратыч, поправляйся.

Евгений Владимирович подошёл к порогу и, прежде чем выйти, обернулся:

— А ты подумай, Серёж, подумай. А то ведь, если вовремя не уйти, это… Без штанов остаться можно.

Сергей Елистратович вздрогнул. Евгений Владимирович вышел и аккуратно прикрыл за собой дверь.